Форс-мажор COVID-19

Ситуация с новыми коронавирусом COVID-19 развивается стремительно во всем мире. Повсеместно те или иные ограничения вводятся большинством государств, и чем выше оценивается риск распространения инфекции, тем более решительные меры вводятся властями на различных территориях. За минувшие две недели мы получили от клиентов огромное количество запросов о том, можно ли считать вирус и все, что с ним связано, обстоятельством непреодолимой силы (форс-мажором) в соответствии с российским правом.

Эпидемии традиционно входят в число форс-мажорных обстоятельств в абсолютном большинстве контрактов. Но предметная практика судов, которая давала бы ответы на насущные вопросы, отсутствует. Учитывая, что человечество объективно оказалось не готово к вирусу, юристы вынуждены уделять разделу договоров о форс-мажоре особенное внимание и спешно перекраивать стандартные сухие формулировки в режиме реального времени.

По нашим наблюдениям, одни коллеги прописывают в договорах в числе обстоятельств форс-мажора введение властями режима чрезвычайной ситуации в связи с коронавирусом, другие ссылаются на возможность установления любых ограничений независимо от их драматичности, третьи просто ограничиваются словом «коронавирус». Судам предстоит оценить каждую спорную ситуацию отдельно, чтобы провести границу между обстоятельствами непреодолимой силы и бизнес-рисками.

Усугубили ситуацию разъяснения Департамента здравоохранения Москвы, опубликованные 8 марта со ссылкой на указ мэра. Те, кто прибыли в Москву из определенных стран, обязаны самоизолироваться на 14 дней. К таким странам в данный момент относятся Китай, Южная Корея, Иран, Италия, Франция, Германия, Испания, Швейцария, Великобритания, Норвегия и США. Департамент утверждает, что контролировать соблюдение самостоятельного карантина будет столичная видеосистема распознавания лиц, а нарушители, обнаруженные вне дома, могут быть подвергнуты уголовному преследованию и тюремному заключению на срок до 5 лет. Безусловно, толковать уголовные нормы могут только органы следствия и суды, а не Департамент здравоохранения, но многие уже отменили свои поездки из европейских стран в Москву, и это вполне ожидаемо, ведь никому не хочется испытывать судьбу и брать на себя неоправданный риск. Получается, что больший страх несет не сам вирус, а юридические последствия, с ним связанные.

Особенно чувствительной к ситуации с вирусом оказалась индустрия развлечений, включая кино, музыку и ивенты. Если деловую встречу можно, в целом, провести по скайпу, то выступление артиста, съемки актера, услуги европейского или американского постановщика дистанционно не оказываются даже при большом желании. Это, в свою очередь, влечет необходимость бизнеса отказываться от площадок (большинство из которых уже предоплачены), распускать команду и отодвигать мероприятия на неопределенный срок, уповая на то, что в случае спора с поставщиками и подрядчиками бизнес сможет доказать в суде наличие форс-мажора.

В текущий период мы рекомендуем внимательнее подходить к оценкам рисков при заключении сделок в контексте форс-мажора и обязательно получать совет юридического консультанта.